= Заключение

 

Главная

Заключение

По-видимому, вся предыстория человечества четко делится на три этапа:

Период австралопитеков: Австралопитеки все еще оставались лишь двуногими обезьянами, хотя и совершили первый эволюционно важный шаг, научившись держать своих врагов на расстоянии при помощи натурального оружия, типа камней и палок. В течение этого периода, продолжавшегося несколько миллионов лет, человеческий мозг претерпел незначительные изменения. Основной (если не единственной) причиной этого являлись размер и форма женского таза.

Период первобытного человека продолжавшийся миллион или более лет. В течение этого периода происходило постепенное развитие человеческого мозга, пока, наконец, он не достиг своих современных размеров. Что касается социальной системы, то, вероятно, социальные группы в тот период оставались небольшими и текучими, а крупных эндогамных общин, основанных на едином языке, еще не существовало.

Можно предположить, что именно в это время на земле распространился человеческий вид (возможно несколько человеческих видов), разделенный на огромное число маленьких групп. Однако эти группы постоянно распадались на составные части, из которых формировались новые сообщества. Такая нестабильность первобытных групп объясняется тем, что их члены по достижении половой зрелости обычно уходили из родительской семьи и находили себе пару в других группах. Таким образом, соседствующие группы постоянно обменивались своими членами. Человеческий вид состоял тогда из единого генофонда, и между соседями не существовало каких-либо жестких генетических или культурных барьеров.

Эта форма социальной организации породила очень консервативную культуру. Аналогично тому, как огромный генофонд океанов не способствует развитию новых видов (см. Видообразование), так и условия неструктурированного социального существования не способствовали развитию новых способов жизни или новых технологий. Любые идеи, появлявшиеся в процессе эволюции, вероятно, не передавались соседям, поскольку те одновременно являлись и соперниками. Они могли передаваться потомкам, но через несколько поколений знания и имитационные навыки могли быть утрачены. Без разделения труда и развития специализированных умений, технология развивалась крайне медленно. Оружие едва ли превосходило по сложности то, которое существовало за миллион лет до появления "человека разумного." Человек (если в то время его уже можно было так назвать) был все еще животным, обитающим в мире, где господствовали более крупные и сильные животные.

Наконец, последний период, начавшийся менее 100000 лет тому назад, когда человек, оснащенный языками, вдруг преобразился в то существо, каким мы знаем его сейчас - социальное животное, живущее в больших эндогамных и кооперативных группах. У современного человека спаривание обычно происходит только между членами одной группы или объединения. Время от времени спаривание может также происходить с членами соседних сообществ. Зачастую этому нет каких-либо реальных физических барьеров, нет и физической или генетической несовместимости - все мы относимся к одному и тому же человеческому виду. Но межгрупповая вражда, различные языки и различные общественные обычаи делают межгрупповое спаривание скорее случайным исключением, чем правилом.

Как только человек начал жить в эндогамных племенных группах, говорящих на разных языках, каждая племенная группа приобрела характеристики отдельного генофонда. Такое разделение генофондов, хотя и не столь радикальное, как при непреодолимых физических барьерах, способствовало появлению различий в физической внешности и культуре людей. Частично разделенные генофонды, варьирование климата и стиля жизни в различных природных условиях - все это привело к постепенному появлению того, что у других видов называлось бы "небольшими подвидовыми различиями".

Итак, сначала появился язык, затем - культура, и, наконец, расовое разделение. Именно таким, а не иным, был порядок развития человеческого общества.

В свою очередь, малая численность населения внутри племенных генофондов в некоторых случаях создавала подходящие условия для крутых перемен. Как только человек начал жить в эндогамных группах, разделенных языками и обычаями, новые идеи и технологии, появившись, могли передаваться другим членам сообщества. Эти новшества со временем начинали давать роду преимущество перед конкурентными группами. Осуществляемый с помощь языка обмен знаниями и опытом, а также разделение труда способствовали постепенному технологическому прогрессу.

В течение этого периода эволюции усовершенствованные оружейные технологии и общественная кооперация помогли человеку утвердиться над другими формами жизни. Опасные животные и животные которые могли соперничать с человеком, постепенно были уничтожены, полезные растения и животные были поставлены на службу человеку. В мире, который стал более безопасным для человека, сообщества стали конкурировать друг с другом за землю и ее исчерпаемые ресурсы.

Возможно, то, что отличает Homo sapiens ("человека разумного") от более древних представителей его рода и делает этот вид наиболее успешным - это не величина мозга и более высокие умственные способности, а изобретение (или дар) языка, который позволил человеческим сообществам обмениваться знаниями, умениями и опытом во все большем масштабе. Этот процесс достиг того этапа, когда обмен опытом, технологиями и умениями происходит в глобальном масштабе, причем зачастую практически мгновенно. Не означает ли это, что человеческий вид снова "собрается воедино"?

Кардинальное изменение, которое претерпело человечество с появлением языка, является величайшей тайной человеческого существования.

Видообразование

Содержание

Ваши отзывы